Мне очень нравится поговорка: «Как станет хуже некуда, так и на лад пойдет». По временам я спрашиваю себя, не стало ли нам действительно «хуже некуда», потому что мне очень уж желательно, чтобы все наконец «пошло на лад».

ellafitzgerald: Ван Гог

Знаешь, а ты такая хорошая, безмерно заботливая и нескончаемо нежная. Ты всегда знаешь, как лучше со мной говорить и каким тоном. Только ты так умело подстраиваешься под мои заморочки и скверный характер. Ты как разноцветный пластилин, из которого я так любил лепить фигурки в детстве. Всегда такая, как надо. наедине со мной ты прекрасна, даже слегка развратна. Когда мы в компании друзей, ты по-прежнему прекрасна, но при этом в меру скромна и до одури харизматична. Когда ты с моим отцом пьешь коньяк на кухне, он видит в тебе любимую дочь, которую всегда хотел. Ты такая разная, но всегда моя. Ты милая настолько, насколько можно быть милой при уровне сарказма в твоих словах и острых ответах на мои шутки. Ты любишь меня, я знаю это. Ты оставишь все ради меня и станешь мне верным спутником, соратником и другом. С тобой мне всегда будет тепло и безопасно, ты никогда не предашь. Знаешь, мне порой кажется, что ты даже идеальная. но есть одно “но”. Я тебя все равно не люблю.»
Я читал много книг, но тебя я прочесть не смог. Я писал много строк, но тебя написать нельзя. Просто ты каждый раз появлялась под эпилог, Независимой тенью сквозь строчки мои скользя. Я чертил на стене путь от комнаты до тебя, Рисовал твои руки на жёлтых страницах книг, И ужасно боялся нечаянно потерять Эту хрупкую связь, Возникающую на миг. Снова выучив буквы, я тщетно слагал слова: Получалось лишь имя, Звучащее как табу. Видно, формулу счастья случайно настиг провал, Ибо счастье моё умещалось в цепочке букв. Я любил тебя? Боже, конечно же, Я любил. Но не так, как народ любит музыку и вино. Если я был ранением, ты была — белый бинт, Между жизнью и смертью связующее звено. И от этой любви можно было сойти с ума. От себя самого навсегда совершить побег. И я дал себе слово: за месяц создать роман, Где не будет ни строчки, Написанной о тебе. Я творил день за днём, Я писал обо всем подряд, Мой роман превращался в бессмертную ленту слов. Так прошло сорок дней. И однажды под вечер я Окончательно понял: роман, наконец, готов. Но когда я открыл его, сделав глубокий вдох, Залегла сеть морщин в уголках потемневших глаз. Ведь на каждой странице, Исписанной от и до, Было имя твоё, повторенное сотни раз. Владимир Листомиров.
lyalyablya: Вот у меня на руке — на ладони — линии. И я знаю, что здесь есть линия жизни, линия сердца, линия ума.Где-то здесь — мои детские мечты. Здесь — мои главные решения.И если поверить, что все эти черточки и линии не случайны, то где-то здесь есть ты. Я не умею читать эти линии. Вот они. Здесь вся я. Просто держи меня за руку.  
 
Следующая  →   
   ←  Предыдущая